Пираты карибского моря Они не могут умереть - языческое проклятье вычеркнуло их из списков живых. Они не могут наслаждаться вечной жизнью, их удел - вечные скитания по морям в поисках золота. Они - пираты Карибского моря, злосчастная команда Чёрной Жемчужины... Карибское море, XVII век. Красавица Элизабет получает в подарок таинственный золотой медальон, который приносит ей и ее другу Уиллу Тернеру (Орландо Блум) сплошные несчастья - ведь он проклят!
Персоны Oпросы

Опрос

Я люблю телевидение за:



Актуальные новости

Героиновый шик

"Гангстер" с Расселлом Кроу и Дэнзелом Вашингтоном — экранизированная Ридли Скоттом история жизни знаменитого бандита — претендует одновременно на "Оскар" и на статус классики.

"Я хотел стать богат. Хотел купить костюмы для ролевых игр, и стать богат, как Дональд Трамп. И, помоги мне боже, я стал", — так объяснил свою жизнь Фрэнк Лукас, один из самых талантливых гангстеров и самых безжалостных бизнесменов Америки. Он все еще жив, стар но не дряхл, недавно по просьбе New York Magazine, очень хотевшего послушать разговоры двух этих стариков о былых денечках, встречался со своим заклятым конкурентом времен уличных войн. "Гангстер", посвященный его жизни, Фрэнку Лукасу понравился.

Что не так удивительно — понравился фильм и большинству зрителей, сборы превысили 160 миллионов. Ридли Скотт взялся за этот почти утонувший в заменах режиссеров и финансовых трудностях проект с явно оскароносными намерениями, и если "Гангстер" не получит номинаций, это будет не только удивительно, но и несправедливо. Один только Гарлем 60-70-х, воскрешенный Скоттом, стоит мессы, а ведь есть еще Дэнзел Вашингтон и Расселл Кроу, а так же история самого Лукаса — черной Золушки с пистолетом, придумавшей ввозить героин в США в гробах убитых во Вьетнаме солдат.

Придумал он это не сразу. Пятнадцать лет проработав на крестного отца Гарлема Бампи Джонсона (про которого еще "Клуб "Коттон" снимали), Лукас внимательно слушал советы босса, пристально наблюдал, как тот раздает беднякам индеек на День благодарения и сжигал его врагов живьем. Когда Бампи умер, на дворе стоял 1968 год. Похоронив учителя, Лукас решил, что настало время для большого бизнеса. Он твердо верил в маркетинг — костюмы от "Брукс Бразерс", прямые контакты с производителем, лучшее качество, низкая цена, творческий подход. Он отправился в Таиланд, где расслаблялись после борьбы с Вьетконгом американские войска, и лично вышел на хозяев маковых плантаций. Он наладил доставку в гробах убитых солдат. Стал продавать самый чистый героин в истории уличной торговли, придумав брэнд "Blue Мagic" — соответствующая надпись украшала каждый пакетик. Он стал чернокожим гангстером, с которым считались итальянцы. Он купил маме дом. Он собирал с улиц по одному миллиону в день, попал в тюрьму, сдал половину продажных копов Нью-Йорка и вышел досрочно. Он гений бизнеса, не хуже Чичваркина.

Преследователем, усадившим гения за решетку, является Ричи Робертс, коп с неустроенной личной жизнью, звездой Давида, вызывающе торчащей из-под расхристанной рубашки и серьезным чувством справедливости. Вор должен сидеть в тюрьме. Точка. Ради этого принципа Робертс не щадит ни друзей, ни врагов, к которым, впрочем, не испытывает личной вражды. В конце они, двое умных мужчин, верящих в то, что делают, спокойно сравнят подходы через стол комнаты для допросов.

Пока смотришь этот фильм, не покидает чувство, что перед тобой картина, которой суждено стать классикой. Невероятно продуманная живописность Гарлема 60-х, спокойный как скала Вашингтон, сыгравший Лукаса, и яростный, как терьер, Кроу, сыгравший Робертса, подворотни, боксерские ринги, маковые плантации, и тайские стрип-бары — Скотт сумел создать блюдо из одних специй. Кадр, в котором вспышка выстрела выхватывает из тени лицо Дэнзела Вашингтона войдет в учебники. Ридли Скотт скрутил в один жгут расовые, политические, социальные проблемы, нарисовал портрет эпохи и заставил соотечественников морщить лоб над историей бандита, верящего в американские ценности и американскую мечту.

Однако снимал он весь этот героиновый шик, кажется, ради одной фразы старого Бампи Джонсона, произнесенной перед смертью: "У системы нет сердца, чтобы вонзить в него нож". Скотта этот факт беспокоит уже не первое десятилетие, поэтому до самого финала ждешь, что Фрэнк Лукас откроет какую-то тайну — что им двигало? Зачем он это делал? И когда окажется, что никакой тайны нет, чувствуешь себя обманутым — не Лукасом и не Скоттом, а общей банальностью жизни. Тут даже додумать ничего нельзя — настоящий Лукас заявил, что 75% фильма — чистая правда.

После этого уже хочется припомнить картине бестолковые линии с женами героев, величественную монотонность игры Вашингтона и с притворным сочувствием подумать, что "Оскара" "Гангстер" может и получит, но классикой ему все же не стать.


(Дата: 02.03.2012)

Наш сайт рекомендует